ЮК "Никитин и партнеры" Курск: тел. 746-806. Регионы 8800-201-1639

Организационные и процессуальные вопросы изменения прокурором обвинения и отказа от обвинения

Консультация юриста в Курске 8(4712)746-806
Консультация юриста по телефону 8-800-201-16-39

Прокурор в судебном процессе по уголовному делу поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность в условиях непосредственности, устности и гласности.
Государственный обвинитель руководствуется общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации, Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, а также приказами Генерального прокурора Российской Федерации.
Ключевые слова: уголовно-процессуальный закон, отказ от обвинения, судебное разбирательство, государственный обвинитель, предварительное слушание.
The Prosecutor in the trial of the criminal case support the state prosecution, ensuring its legitimacy in terms of immediacy, written and publicity.
The state Prosecutor is guided by universally recognized principles and norms of international law, the Constitution of the Russian Federation, the Criminal-procedural code of the Russian Federation, as well as by the Prosecutor General of the Russian Federation.
Keywords: criminal procedure law, refusal of charge, judicial proceedings, state accuser, preliminary hearing.
При наличии установленных законом оснований изменение обвинения и отказ от обвинения в суде первой инстанции должны являться обязанностью прокурора.
Поддерживая государственное обвинение прокурор должен не только доказывать виновность подсудимого, но и предупреждать необоснованное, при отсутствии достаточных доказательств, признание подсудимого виновным и его осуждение.
Статья 252 УПК РФ устанавливает пределы судебного разбирательства, определяет, что оно проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение государственным обвинителем обвинения означает, что пределы судебного разбирательства будут определяться новым обвинением, при этом изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.
Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа (ч.7 ст.246 УПК РФ). Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 ч.1 ст.24 и пунктами 1 и 2 ч.1 ст. 27 УПК РФ. Таким образом, если прокурор отказался от обвинения, суд обязан прекратить уголовное дело или уголовное преследование.
После отказа прокурора от обвинения суд вправе прекратить уголовное дело независимо от мнения потерпевшего, однако предполагается, что государственный обвинитель предварительно ставит в известность потерпевшего и других участников со стороны обвинения о сложившейся у него позиции. Это предусмотрено в п.14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 № 17 “О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном производстве”, что “суд вправе при наличии к тому оснований удовлетворить ходатайство государственного обвинителя в судебном заседании о предоставлении ему возможности согласовать свою позицию с потерпевшим, его законным представителем и представителями как участниками судопроизводства со стороны обвинения”. [1]
В какой момент судебного разбирательства уголовного дела прокурор может заявить об отказе от обвинения или об изменении обвинения?
В соответствии с ч. 5 ст. 236, ч.7 ст. 246 УПК государственный обвинитель вправе отказаться от обвинения, как в предварительном слушании, так и в ходе судебного разбирательства.  По мнению Колоколова Н.А.  такая ситуация в предварительном слушании возможна в тех случаях, когда по делу имеются бесспорные основания для изменения обвинения в сторону смягчения, частичного или полного отказа от него (например обвиняемый не достиг возраста, с которого возможна уголовная ответственность) Одним из условий реализации данного полномочия прокурора Колоколов Н.А. считает наличие таких обстоятельств, при которых не требуется исследования доказательств, а допущенная ошибка очевидна и может быть исправлена без вторжения в сферу доказывания. Он утверждает, что такая ситуация может возникнуть, например, и в результате признания некоторых доказательств обвинения недопустимыми.[2]
Вместе с тем можно согласиться с В.Ф. Крюковым в том, что на предварительном слушании, “где непосредственно доказательства не могут быть исследованы и нет процессуальной возможности определиться по существу с такими свойствами доказательств, как достоверность и достаточность их совокупности, отказ от обвинения не может быть полноценно обоснован”. При этом он обращает особое внимание на то, что “решение судьи об исключении доказательств, принятое на предварительном слушании, не является окончательным. Вопрос о допустимости доказательства может быть повторно рассмотрен в судебном заседании при разрешении дела по существу”.[1]
Прокурор должен тщательно подготовиться к участию в рассмотрении уголовного дела, наряду с этим, в соответствии с ч.3 ст.227 УПК РФ он в необходимых случаях вправе обратиться с просьбой к суду, который правомочен предоставить прокурору возможность дополнительного ознакомления с материалами дела, определив сроки для этого с учетом объема материалов дела, которые государственный обвинитель желает изучить. Если подобное ходатайство заявлено в ходе предварительного слушания, оно подлежит рассмотрению, и в случае его удовлетворения заседание суда откладывается на определенный срок. При этом суд должен соблюдать сроки, установленные ч. 3 ст.227 и ст. 233 УПК РФ.[2]
В ситуации, когда стороной защиты оспаривается допустимость, а государственный обвинитель приходит к убеждению об обоснованности этих аргументов, то он обязан согласовать свою позицию с прокурором, поручившему поддерживать государственное обвинение. Это вытекает из п.8 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 № 465 “ Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства”, в соответствии с которым государственному обвинителю при существенном расхождении его позиции с позицией, выраженной в обвинительном заключении или обвинительном акте, предписано докладывать об этом прокурору, поручившему поддерживать государственное обвинение, который в случае принципиального несогласия с позицией обвинителя, исходя из законности и обоснованности предъявленного обвинения должен своевременно решать вопрос о замене обвинителя либо самому поддерживать обвинение. Недопустимо любое давление на государственных обвинителей, принуждение их к отстаиванию выводов органов предварительного расследования, не подтвержденных исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами.
Вышеназванный приказ Генерального прокурора Российской Федерации предполагает наличие согласованной правовой позиции прокурора, поручившего поддерживать государственное обвинение и прокурора, участвующего в рассмотрении дела судом. Такой порядок представляется вполне логичным, так как он исключает поспешные  шаги прокурора, поддерживающего государственное обвинение в суде. Дав подчиненному прокурору поручение о поддержании обвинения в суде, руководитель органа прокуратуры не утрачивает контроля за исполнением им обязанности обеспечить законность и обоснованность государственного обвинения (ч.4 ст. 246 УПК РФ).
Генеральный прокурор Российской Федерации в данном приказе обязал государственных обвинителей исходить из того, что решение об отказе от обвинения может быть принято только на основании объективной оценки имеющейся информации в ее совокупности. При этом следует учитывать и выводы, сформулированные в п.3 резолютивной части постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.2003 № 18-П, согласно которому вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты. Таким образом, заявление прокурора о полном или частичном отказе от обвинения или об изменении обвинения в сторону улучшения положения подсудимого может быть сделано лишь после окончания исследования материалов дела, т.е. судебного следствия. Отказ прокурора от обвинения, когда материалы дела исследованы не в полном объеме, является преждевременным.
В юридической литературе правильно отмечается, что “прокурор может воспользоваться названным правом только тогда, когда имеются фактические и правовые основания для принятия такого процессуального решения, когда он приходит к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение”.
В предварительном слушании по результатам рассмотрения ходатайств об исключении отдельных доказательств чаще всего еще нельзя сформировать правильное мнение о необходимости отказа от обвинения. Убеждение государственного обвинителя в том, что предъявленное обвинение подсудимому не подтверждается имеющимися доказательствами, как правило, должно связываться с результатами судебного следствия.
Можно согласиться с мнением прокурорских работников, обеспечивающих государственное обвинение в суде по уголовным делам о целесообразности включения в приказ Генерального прокурора Российской Федерации требование о недопустимости отказа от обвинения полностью или в части в связи с удовлетворением судом ходатайств об исключении отдельных доказательств обвинения или представления новых доказательств стороной защиты на стадии подготовки дела к судебному заседанию, поскольку по этим основаниям отказ государственного обвинителя от обвинения возможен только после рассмотрения уголовного дела по существу.
Необходимо особо обратить внимание на структуру выступления государственного обвинителя, принявшего решение об отказе от обвинения. Целесообразно начать свою речь с объявления сущности и значения п.7 ст.246 УПК РФ “раскрыть роль прокурора в судебном разбирательстве, его задачи. Затем следует перейти к краткому изложению обвинения и доказательств, которыми оно подтверждалось на предварительном следствии. После этого анализируются и оцениваются доказательства, исследованные в судебном заседании, и делается вывод о том, что они не подтвердили предъявленного обвинения”.[1]
Анализируя и оценивая доказательства, “государственный обвинитель обязательно должен указать те изменения, которые претерпели доказательства в ходе судебного следствия, и причины этих изменений. Если отказ от обвинения связан с появлением в суде новых доказательств, которые не исследовались на предварительном следствии, то прокурор обязан уделить внимание именно им. В заключительной части речи с отказом от обвинения предлагается указать правовые нормы, которыми прокурор руководствовался”.[2]
Согласно п.7 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 № 465 отказ государственного обвинителя от обвинения должен быть мотивирован. Требование о приведении мотивов отказа от обвинения обусловлено стремлением обеспечить законность и обоснованность действий государственного обвинителя, а также наличием у суда обязанности указать в определении (постановлении) о прекращении уголовного дела точное основание такого прекращения.
Во исполнение приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 № 465 после окончания прений сторон государственные обвинители обязаны в письменном виде представлять суду в порядке, предусмотренном ст.292 УПК РФ, предлагаемые ими формулировки решений по вопросам, указанным в ч.1 ст.299 УПК РФ.
В письменном виде должны представляться и детально изложенные мотивы отказа от обвинения – для приобщения к материалам уголовного дела. Важность и целесообразность предоставления суду прокурором своего решения в письменной форме обусловливаются также рядом причин. Отказ прокурора от обвинения в сравнении с другими ходатайствами имеет более существенное значение и последствия, так как влечет за собой прекращение уголовного дела. Преимущество же письменной формы в том, что она дает возможность суду четко изложить все мотивы и основания отказа, что облегчает сторонам, а также вышестоящему прокурору возможность ознакомления с ними, а суду – вынести обоснованное решение.
Требование письменной формы обусловлено также сложностью фиксации судом нюансов фактических обстоятельств, особенно по делам о совершении подсудимыми нескольких преступлений или по делам в отношении нескольких подсудимых.
Судья обязан ознакомить потерпевшего и других участников процесса с мотивировкой отказа прокурора от обвинения. Имея изложенный письменный отказ государственного обвинителя от обвинения, потерпевший, сможет в полном объеме сформулировать свое отношение к нему, в том числе высказать обоснованное возражение против отказа.
В тоже время следует иметь в виду, что позиция стороны защиты (например, несогласие адвоката с основаниями, на которые сослался государственный обвинитель) либо возражение потерпевшего против прекращения дела не препятствуют вынесению судом решения, обусловленного отказом прокурора от обвинения.[1]
Вопрос о возможности отказа прокурора от обвинения может возникнуть в тех случаях, когда один государственный обвинитель заменяет в деле другого, который не может принять дальнейшее участие в уголовном процессе по каким-то причинам. Такая замена регламентируется положениями ч.4 ст.246 УПК РФ, при этом важно отметить, что она не ставит государственного обвинителя, вступившего в процесс, в положение, зависимое от позиции государственного обвинителя, выбывшего из процесса.
Если в ходе судебного разбирательства будут установлены доказательства, опровергающие полностью или частично предъявленное подсудимому обвинение, то вступивший в дело прокурор не только вправе, но и обязан действовать в процессе по своему внутреннему убеждению, руководствуясь законом. Он вправе отказаться от обвинения.
Таким образом, убеждение прокурора в том, что предъявленное обвинение подсудимому не подтверждается имеющимися доказательствами, не может быть безосновательным и должно связываться с подтверждением итогов по делу, с анализом и оценкой доказательств, которые позволили сформулировать вывод о непричастности подсудимого к совершению преступления. Прокурор, отказываясь от обвинения, несет ответственность за принятие такого решения, поскольку суд связан позицией государственного обвинителя, в силу своего процессуального положения в состязательном процессе не может брать на себя осуществление функции уголовного преследования, подменять ни одну из сторон, принимая на себя их процессуальные полномочиями, и, соответственно не имеет процессуальных средств исправить ошибку, допущенную государственным обвинителем.
Своевременный и обоснованный отказ государственного обвинителя от обвинения, а также изменение обвинения в суде первой инстанции позволяют избежать необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности. Такие действия свидетельствуют о нравственном понимании прокурором своей процессуальной функции, способствуют формированию у населения положительного образа государственного обвинителя как гаранта защиты конституционных прав граждан, способствующего прекращению уголовного преследования в отношении невиновного лица.

Е.А.Махова

ОТЗЫВЫ О НАС:



Мы в СМИ